No. 3 (033)

March, 2001

Текущий номер Архив журнала О журнале ПодпискаПишите нам

В НОМЕРЕ:
А.Ривкина
Большой секрет для маленькой компании
А.Лихтикман
Ложка дёгтя
А.Лихтикман
Поздравляю вас, гражданин соврамши
Письмо Любавического Ребе Ариэлю Шарону
Рав И.Зильбер
Пурим 1953
Е.Гитис
К 110-ой годовщине со дня рождения Михоэлса
М.Кантор
Стихи
А.Межутин
ЦРУ против Израиля
К.Капитонов
Под зелёным знаменем ислама
Письма в редакцию
И.Аролович
Новый иммиграционный закон об объединении семьи
Ф.Благодарова
«...Ни эллина, ни иудея...»

СТОИТ ПРОЧИТАТЬ:
А.Левин, И.Молко
Большая политика и город на четыре семьи (интервью с Р.Занген)
А.Левин
Реб Шломэле
...И хочу ото всего этого отвязаться...
Б.Калюжный
Тайна зарождения жизни на Земле (№№ 16, 17, 18)
И.Молко
Свечи во тьме (№16)
Й.Новосельский
Души рассказывают (№№ 11, 12, 13, 14, 15)
КРУГЛЫЙ СТОЛ

Александр ЛИХТИКМАН 

Поздравляю вас, гражданин соврамши

В демократическом государстве общество имеет право знать очень многое. Некоторые считают, что гласность превысила все допустимые нормы. В газетах открыто пишут о том, сколько получают высшие государственные чиновники, на каких машинах разъезжают министры, во сколько обходится содержание Дома президента и всей президентской челяди. Имя начальника ШАБАКа и черты его лица — и то рассекретили. Смотри, любуйся, запоминай. Есть, конечно, государственные секреты. Где какие бомбы хранятся, и что у них спрятано внутри. Но нашим врагам эти тайны, похоже, давно известны.

Единственное, что все еще покрыто завесой таинственности — это политические воззрения народных избранников. Что они на самом деле думают, не знает никто. Какую букву алфавита они имеют в виду, когда говорят «А», что подразумевают и на что прозрачно намекают, известно только им одним.

6 февраля за Шарона голосовали те, кто не верил, по крайней мере, половине предвыборных лозунгов и заявлений. Правые считали мирную риторику уловкой, рассчитанной на левых и центристов. В свою очередь, левые и центристы были уверены, что воинственные заявления адресуются доверчивым правым, а, на самом деле, именно «ястреб из ястребов» принесет мир в своем кривом клюве. Просто за Шарона не голосовал никто, потому что сам претендент неоднократно повторял (в том числе в интервью автору этих строк), что необходимо строго различать предвыборные обещания и реальную политику. Различать, конечно, должен он, а дело народа — голосовать. Вот и получилось подавляющее большинство, сознательно проголосовавшее за премьер–министра–обманщика. Он еще не успел никого обмануть, но все мы к этому готовы. Разве не так?

Тамар Гужански, депутат кнессета от партии ХАДАШ

— Моя позиция по данному вопросу предельно проста — политик всегда, при любых обстоятельствах должен говорить народу правду. Только правду и ничего, кроме правды. Политик, который не врет, обладает существенным преимуществом — он последовательно, вне зависимости от сиюминутной политической конъюнктуры отстаивает свою точку зрения. Без «зигзагов» и опровержений. Такому политику и такой партии избиратели верят. И это очень важно. Тот, кто считает, что вранье помогает политику добиться популярности, повысить свой рейтинг и т.д., ошибается.

Говорить правду иногда очень тяжело. Порой так случается, что человек, который называет вещи своими именами, оказывается в изоляции. Но и это не должно его остановить. В семидесятые–восьмидесятые годы наша партия — ХАДАШ — была единственной политической силой, открыто призывавшей вести переговоры с единственным полномочным представителем палестинского народа — ООП, и ее председателем Ясером Арафатом. Нас шельмовали, забрасывали грязью, каких только страшных слов не было сказано в наш адрес. Но прошли годы, и теперь все понимают, что добиться мира можно путем переговоров с той же ООП.

То же касается и предвыборных обязательств, с которыми партии обращаются к избирателям. Я отношусь к каждому слову, сказанному накануне выборов, очень серьезно. Все, что обещано, нужно выполнять. Соответственно, нельзя выступать с заведомо невыполнимыми обещаниями. Не можешь выполнить — не обещай. Я не рассматриваю предвыборную пропаганду, как рекламную кампанию, когда не важно, что продаешь — туфли или холодильники. Кстати говоря, реклама потребительских товаров тоже должна вестись честно. И уж, тем более, — соревнование партий за голоса избирателей. Партия, которая начертала на своих знаменах борьбу за социальное равенство, должна, придя к власти, проводить соответствующую бюджетную политику: выделять больше денег на реконструкцию кварталов бедноты, а не наоборот — сокращать финансирование. Партия, обещавшая заключить мир, не должна объявлять войну. И т.д. Меня очень тревожат метаморфозы израильской демократии. Слишком много лжи. Избиратели уже не знают, кому вообще можно верить?

Вместе с тем, бывают ситуации, когда обстоятельства меняются. Первым, кто самым грубым образом нарушил предвыборные обещания, был премьер–министр Менахем Бегин, как известно, обещавший сохранить Синайский полуостров под израильским контролем, и отдавший всё до последнего сантиметра. Я считаю, что Бегин действовал правильно. После того, как «Ликуд» победил на выборах 1977–го года, египетский президент Садат выразил готовность заключить с Израилем мир. Нельзя было упускать представившийся шанс установить нормальные отношения с крупнейшей арабской страной.

У политика есть право менять свои взгляды. Ицхак Рабин тоже нарушил предвыборные обязательства, среди которых декларировался отказ от переговоров с ООП. Но заключение Ословских договоренностей — гигантский шаг вперед. Изменения такого рода можно только приветствовать.

Уходящий в отставку Эхуд Барак проявил себя крайне отрицательно. Но особенно бросаются в глаза его «зигзаги» во внутренней политике. То он за гражданскую реформу, то против, то за закон Таля, то против. Его обещания в области экономики вообще лучше не вспоминать.

Приведу пример из недавней предвыборной кампании. Претендент на пост главы правительства Ариэль Шарон баллотировался под лозунгом «Только Шарон принесет мир». Вчера я читала интервью с ним в одной из израильских газет. И что же? Шарон сказал, что вопрос заключения мира вообще не стоит на повестке дня. Можно говорить только о временном прекращении насилия. Избирателей просто обманули.

Юваль Штайниц, партия «Ликуд»

— Тот, кто говорит, что политик всегда должен говорить правду, либо наивный человек, либо, как в случае с Тамар Гужански, политик, согласный всю жизнь оставаться на задворках политической жизни.

Хроническим оппозиционерам легко оставаться принципиальными людьми. Но, чем ближе находишься к власти, тем больше приходится лгать и лукавить. Например, ясно, что политический деятель, выдвигающий к партнерам по переговорам некие требования, скрывает свои истинные намерения. Если он говорит, что никогда не согласится даже обсуждать определенные вопросы (А, Б, В и Г), это вовсе не означает, что это действительно так. В глубине он понимает, что если противоположная сторона согласится на компромисс в пунктах А и Б, можно будет пойти на попятную в В и Г. Таковы основополагающие правила дипломатии. Ложь — одно из этих правил.

Так же происходит не только в международных переговорах, но и в решении внутренних конфликтов. Министр финансов может громогласно заявлять, что прибавка к зарплате не превысит полпроцента. «Ни агоры больше», «Не может быть и речи» и т.д. При этом подразумевается, что если представители Гистадрута согласятся снизить свои требования с десяти процентов («ни процента меньше») до двух, договор можно будет подписать в любой момент.

По тем же дипломатическим правилам ведутся и коалиционные переговоры. МАФДАЛ выступает с категорическим требованием передать ей портфель министра просвещения. Но все прекрасно понимают, что Ицхак Леви готов будет удовлетвориться и другим правительственным постом. Тем более значительным, чем дольше за него торговались.

Предвыборная пропаганда — тоже своего рода переговоры с избирателями. Мудрый политик никогда не выдаст своих истинных намерений. Он обращается к народу намеками, и умные избиратели их понимают. Лозунги нужно уметь читать. Если политик открыто объявит свои позиции по палестинскому вопросу, его предвыборные заявления будут рассматриваться как требования на переговорах. То есть, получается, что правда — во вред. Допустим, политик пообещал, что не будет отступления на «территориях», превышающего Х процентов. Это значило бы, что когда начнутся переговоры, Х процентов станут отправной точкой. Палестинцы наверняка потребуют больше, и нам придется идти на дельнейший компромисс.

Эхуд Барак, говоривший в Кемп–Девиде правду и только правду, совершил огромную ошибку и причинил, возможно, непоправимый вред нашей стране. Все уступки, на которые он готов был пойти — раздел Иерусалима, возвращение палестинских беженцев, разрушение поселений воспринимаются палестинцами как свершившийся факт. Сейчас они спрашивают: что еще вы готовы нам дать? Новоизбранному главе правительства будет необычайно сложно наладить переговорный процесс, игнорируя «достижения» своего предшественника.

С морально–этической точки зрения, лгать, конечно, нельзя. Но в политике без лжи невозможно ничего добиться. Я надеюсь, что избиратели достаточно интеллигентны, чтобы принять правила этой игры.

 

Бени Элон, объединенная фракция «Наш дом Израиль–Национальное единство»

— Позиция Тамар Гужански отдает откровенным тоталитаризмом. Она не просто фанатично, безоговорочно верит в свою правоту, но и считает любое другое мнение заведомо ошибочным. Ее идеология такова, что, рядом с Израилем рано или поздно должно быть создано независимое палестинское государство со столицей в Иерусалиме, и оно будет создано любой ценой. Даже теперь, когда действительность со всей очевидностью доказывает, что мирное сосуществование с палестинцами невозможно, люди, подобные Гужанской, продолжают отстаивать ту же точку зрения, что десять, двадцать, тридцать лет назад. То, что большинство левых партий скатилось на позиции коммунистов, отнюдь не подтверждает правоту последних.

Но еще больше я не согласен с Ювалем Штайницем. К политике нельзя подходить с философских позиций, где добро, зло, правда, ложь — понятия теоретические. Иудаизм тоже учит, что мир, в котором мы живем — «обманный», или правильнее было бы сказать «иллюзорный», в то время, как будущий мир — «истинный». Но в «иллюзорном» мире действуют определенные законы и нравственные концепции. Нельзя бороться за правду средствами лжи. Цель не оправдывает средство. Однако есть ситуации, когда Тора разрешает, если не лгать, то говорить не всю правду. Например, в семейных отношениях. Если голая правда может стать причиной раздора, ее не просто можно, но нужно скрыть.

Существует много уровней действительности. На том уровне, который называется «реальной политикой» я лично не приемлю ни малейшей лжи. Но отдаю себе отчет в том, что если программа моей партии или предвыборные обещания, данные избирателям, станут для меня абсолютной истиной, я не смогу продвинуться ни на шаг в достижении поставленных целей. Потому что, правила игры постоянно вынуждают к компромиссу, диктуют необходимость пожертвовать малым, ради большого, менее существенным, ради более существенного. Истиной жертвовать нельзя, а «менее существенными» вещами можно. В этом принципиальная разница между тем, как я вижу политическую борьбу, и как видит ее Тамар Гужански. Для нее создание палестинского государства — высшая цель, достижение которой решает не демографическую проблему, а в буквальном смысле слова — нравственную.

Политика — это не религия, и программа партии — не священный текст. Народные избранники занимаются конкретными земными делами, и выполнять свою работу они должны, по возможности, честно и без обмана.

«Время»